#тенниспротивкоронавируса

ru
  • Ru
  • En
  • 中文
TV эфир Радио
Официальный хештег #FORMULATX

РОМАН САФИУЛЛИН: «НАДЕЮСЬ, ОРГАНИЗАТОРЫ ДОВОЛЬНЫ, ЧТО ДАЛИ WILD CARD ИМЕННО МНЕ!»

— Роман, сегодня вы выиграли важный матч на турнире St. Petersburg Open 2020. Расскажите, пожалуйста, как вы себя ощущали во время матча?

— Первые три гейма были очень интенсивные. Возможно, это из-за волнения, потому что это мой первый турнир категории ATP500. Большое спасибо организаторам за то, что они дали мне возможность сыграть. Надеюсь, я их не подвёл. и они довольны тем, что дали wild card именно мне. Я считаю, что играл сегодня хорошо, особенно во втором сете. В первом я немного нервничал, но это нормально для матчей первого круга.

Как, по вашему мнению, можно бороться с нервозностью во время матча? Ещё одной причиной нервозности может быть тот факт, что вы играете дома.

Мы это обсуждали с Евгением Донским, затем говорили об этом с тренером. У меня были проблемы с этим на «Ролан Гаррос», где я играл в первом и во втором кругах квалификации. Мы тогда с тренером обсудили некоторые моменты и турнир в Петербурге – мой первый после «Ролан Гаррос». Мы с тренером решили поступить определённым образом, и в итоге это работает.

 

— Как вы себя ощущаете себя после перехода с грунта на хард. Сколько конкретно вам нужно времени, чтобы адаптироваться к новым обстоятельствам?

— Первые три-четыре дня мы тренировались с Андреем Кузнецовым, с Евгением Донским. Чувствовал себя непривычно, когда двигался. Тогда, когда я приехал в Петербург, стал чувствовать себя лучше на жестком покрытии, нежели на грунте. Здесь мне комфортнее играть. В этом году так получается.

— Вопрос о Михаиле Бриле. Расскажите, пожалуйста, о вашем сотрудничестве? Насколько вам комфортно, когда ваш тренер является ещё и хорошим другом? 

— Мы начали работать в 2018 году. Я присоединился к нему и к Константину Кравчуку. Я просил их поработать со мной перед серией турниров. В итоге так случилось, что с Михаилом мы продолжили совместную работу. Прогрессируем потихоньку. И для меня, и для него это самое главное. Я вижу только плюсы в том, что мы с ним близко общаемся. Мы хорошо понимаем друг друга, можем сказать о том, когда кому-то из нас что-то не нравится. Всё обсуждается.

—  Расскажите, пожалуйста, как вы ощущаете себя в 2020 году? Смирились ли вы с новыми реалиями, такими как жизнь в «пузыре», например?

— К жизни в «пузыре» можно привыкнуть. Главное, что турниры начались. Я помню, что в июле под вопросом было проведение турниров категории «Челленджер». В итоге турниры начали проводиться. 2020 год, конечно, тяжелый, но в целом очень хорошо, что получилось целых 5 месяцев, если я не ошибаюсь, провести дома с женой. Это было хорошее время, но надеюсь, что больше такие ограничения не повторятся. Теперь нужно работать.

— Стали ли вы ближе со своей супругой? Карантин многих разъединил, как у вас всё прошло?

— У нас всё хорошо. Во время карантина мы были везде вместе, потом, даже после карантина, мы месяц были вместе. Сейчас она присутствует здесь в студии.

 

— Чувствуете ли вы себя защищённым в Санкт-Петербурге? Известно, что организаторы делают максимум, чтобы игроки чувствовали себя в безопасности.

— Да. Всё очень хорошо организованно. Нет никаких вопросов. Корт всегда чистят санитайзерами, всё в индивидуальных упаковках. Всё на высшем уровне.

— Как вы узнали о том, что получили wild card на ATP St. Petersburg Open 2020, когда и как отреагировали?

— Сначала организаторы предоставили wild card в квалификации, поэтому я приехал, как и все игроки квалификации, в четверг, чтобы подготовиться к турниру: сначала тест сдать, ждать результата и потом тренироваться, готовиться к квалификации. А в четверг вечером, если я не ошибаюсь, нам позвонила Наталья Александровна Камельзон (организатор турнира) и сказала, что у меня wild card в основную сетку, так как Синнер попал сам по рейтингу, а мне предоставили wild card в «основу».

— Приятно было получить wild card в «основу»?

— Несомненно. Для меня это была очень приятная неожиданность.

— В своих интервью вы рассказывали про разных тренеров, с которыми вы работали: в 2015 году это был хорват, потом помогали даже Собкин и Южный, теперь это Михаил Бриль. Что каждый из них привнес в вашу игру? Благодаря чему случился прогресс с нынешним тренером?

— Каждый привнес всего понемногу в мою игру. Но завершить процесс смог именно нынешний тренер, Михаил Бриль. После 2015 года у меня была травма, и было очень тяжело восстанавливаться. Только через год, полтора после травмы я смог полноценно подавать без боли. Тренерам, наверное, тоже было сложно адаптироваться к этому, потому что мало кто из них работал именно с таким случаем. С Михаилом мы над всем детально работаем. Если что-то не получается, если что-то не чувствую, я ему рассказываю про свои ощущения, он мне говорит о своих ощущениях, и в итоге мы находим какое-то компромиссное решение, чтобы мне это подходило, и не мешало моей игре.

— Стали ли вы по-другому относиться к своему физическому состоянию после травм? Стали ли внимательнее относиться к запросам своего тела при тренировках и подготовке к матчам?

— Да, мы включили в подготовку больше работы с физиотерапевтами. Конечно, я начал больше прислушиваться к своему телу: если оно дает какие-то сигналы, то я к ним прислушиваюсь. До тех травм, которые были, к сожалению, никаких сигналов и позывов не было. Травмы просто мгновенно случались, и это было самое для меня обидное, что так происходило.

 

— Как думаете, что сейчас вам нужно предпринять, чтобы попасть в топ-100?

— Хороший вопрос. Я думаю, нужно продолжать работать над всеми аспектами моей игры: ударом справа, подачей, ударом с лета, ударом слева – над всеми аспектами, а потом уже прогрессировать дальше и попадать в топ-100.

— Удалось ли попробовать что-то новое во время пандемии? Появились ли какие-то новые увлечения? Чем вообще занимались во время карантина?

— Перед пандемией я купил  Playstation, у меня его раньше не было. Наверное, месяц я точно только и делал, что играл в Playstation. Меня жена за это ругала. После этого, в какой бы раз ни приехал домой, совершенно не тянет играть в приставку. Когда карантинные меры ослабили, я попробовал водные виды спорта: попробовал на доску встать (серфинг), флайборд  – кроме этого, к сожалению, ничего другого не получилось попробовать.

— В Playstation вы в теннис играли или были какие-то другие игры?

— Да, был теннис. Мы, кстати, играли с женой, с тренером по вечерам. Еще часто играли в футбол, в Mortal Kombat с женой. Были еще какие-то игры, но я уже не помню их названия, если честно.

— Хотели бы вы попробовать какие-нибудь экстремальные виды спорта? С парашютом, например, прыгнуть?

— Честно говоря, не думал об этом. Конечно, экстрим мне очень нравится, но это слишком травмоопасно, пока играешь профессионально в теннис.

— Что думаете о следующем вашем сопернике, прошлогоднем финалисте этого турнира, Борне Чориче?

— Если честно, пока никаких мыслей нет, потому что я только час назад закончил матч. Вчера мне удалось пару розыгрышей его посмотреть, но это было чистое совпадение. Сегодня вечером будем больше его изучать, чтобы понять, что можно будет против него сделать и что ему преподнести.

— Как вы обычно готовитесь к матчам? Смотрите ли какие-то видео, анализируете с тренером?

Иногда тренер смотрит больше видео, иногда я смотрю больше, анализируем вместе. И уже за счет этого составляем какой-то план на матч. Но это все меняется во время игры, потому что никогда не знаешь, как будет играть соперник конкретно против тебя: вчера он играл так с этим игроком, со мной он будет играть по-другому, поэтому нужно адаптироваться.

Последние новости Все новости

Титульный
спонсор

Официальные партнеры

Генеральные информационные
партнеры

Партнеры