ATP500 St.Petersburg Open 2020 с 10 по 18 октября на КСК «СИБУР АРЕНА» в Санкт-Петербурге!

ru
  • Ru
  • En
  • 中文
Официальный хештег #FORMULATX

ИСТОРИЯ УСПЕХА ВЫПУСКНИЦЫ РГУФКСМИТ НАТАЛИИ КАМЕЛЬЗОН

ОТ ОБЛЕЗЛОГО ЗАЛА С ДОРОГУЩЕЙ АРЕНДОЙ ДО ЛУЧШЕЙ ТЕННИСНОЙ ШКОЛЫ РОССИИ. ИСТОРИЯ УСПЕХА ВЫПУСКНИЦЫ РГУФКСМИТ НАТАЛИИ КАМЕЛЬЗОН

Сразу после аспирантуры Наталию Камельзон (в девичестве — Рожкова) назначили директором одной лучших теннисных школ СССР — в Донецке. Научный и практический опыт, полученный в студенчестве, позволил ей полностью оправдать ожидания руководства. Потом были Адлер, Красноярск, Майями — вместе с мужем Владимиром Камельзоном ей не раз приходилось создавать теннисные центры с нуля. Самый яркий пример — детская спортивная школа «Белокаменная». В 1994 году это был обшарпанный зал в «Доме на набережной», где полвека назад отрабатывал удар по мячу Берия, а под руководством героини нашего интервью он превратился в один из лучших центров Европы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наталия Рожкова с детства занималась теннисом в Донецке, на одной из лучших спортивных баз СССР, где впервые в истории нашей страны стали проводить командный чемпионат мира по теннису — Кубок Дэвиса. Спортшколу возглавлял будущий муж Наталии Владимир Камельзон — заслуженный тренер Украины и России и очень авторитетная в теннисном мире личность. Именно тогда и была предопределена профессия нашей героини.

— О выборе специальности даже не задумывалась — конечно, останусь в спорте и буду тренером. А куда идти, если не в Институт физкультурыЯ хотела стать хорошим тренером и знала, что вуз дает прекрасное образование.

ГЦОЛИФК дал куда больше, чем она предполагала — здесь она не только смогла совершенствоваться как тренер, но и получила многие другие знания и навыки. Наталия участвовала в НСО (Научном студенческом обществе) и параллельно работала в комплексной научной группе при национальной сборной по теннису.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Я была активным студентом, во всем участвовала и получила организационные навыки, которые мне пригодились. Имела возможность наблюдать за настоящими спортсменами — как они тренируются, как работают — и быть причастной к этому.

Ведущим курса был Александр Шокин. Наталии он запомнился как очень добрый, чуткий и внимательный человек. А научным руководителем — Татьяна Иванова, которая много лет была заведующей кафедрой теории и методики тенниса. С ней завязалась дружба на всю жизнь.

Из аспирантуры – сразу в бой

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Закончив обучение, Наталия вернулась в Донецк, где сразу оказалась «на передовой» — в той самой школе, где сама когда-то впервые взяла в руки ракетку. Владимир Камельзон уехал работать в Киев, и на место директора решили назначить Наталию.

— Руководители знали, что приехала из центрального института физкультуры, училась в аспирантуре, что я знаю жизнь школы. Решили, что я справлюсь. И именно институтский опыт в научной и практической сфере помог мне удержаться на этой работе как тренеру и организатору.

Донецк в том время был крупным промышленным и спортивным центром. На базе детской спортивной школы не раз проводился чемпионат СССР, где играли все будущие теннисные звезды — чемпион Универсиады 1973 года в одиночном и парном разряде и шестикратный чемпион СССР Теймураз Какулия, финалист Уимблдонского турнира 1973 года Александр Метревели и другие.

Семь лет Наталия возглавляла донецкую школу, совмещая административную работу с тренерской. Отвечать приходилось не только за результаты на кортах и очки в рейтинге, но и за хозяйство. Молодому специалисту удалось сохранить и школу, и спортивную команду, и тренерский коллектив. И продолжить традицию проведения соревнований на базе школы — именно она была директором последнего для сборной СССР Кубка Дэвиса.

За мужем — хоть на край света

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Весь дальнейший жизненный и профессиональный путь Наталия идет рука об руку со своим спортивным наставником Владимиром Камельзоном, с которым познакомилась еще в восемь лет. Сначала он — ее учитель, потом еще и соратник, а в начале девяностых из поездки в Красноярск они вернутся уже супругами.

— Владимир Наумович —  мой учитель, муж, партнер по работе, моя стена и защита. Сегодня он наблюдает за тем, что мы делаем, и может сказать: «Ребят, это лучше сделать по-другому». Но самое ценное — он не мешает работать, а только направляет. Да, от него иногда можно услышать достаточно резкую критику. Но начинаешь анализировать его слова — в них всегда есть доля правды. Он как метроном нашей сегодняшней теннисной жизни.

 

После чернобыльских событий 1986 года Владимир Камельзон переезжает со своей спортивной школой в Адлер. И зовет с собой Наталию.

— Он сказал — бросай Донецк, поехали в Адлер. После долгих уговоров меня отпустили, и мы оказались практически на голом месте. Начали приводить в порядок стадион, создавать школу, проводить соревнования. Сейчас есть популярный международный турнир первой категории Кубок Озерова. А первый стартовал именно там — в Адлере, на открытых кортах.

В начале 90-х, на закате СССР Владимир Камельзон получил приглашение от Красноярского алюминиевого завода — представилась уникальная на тот момент возможность построить пять кортов под одной крышей.

— Я сказала: «Вы сошли с ума»! А через месяц мы уехали в Красноярск… Строили корты, создавали школу. Там, кстати, прошел последний чемпионат СССР по теннису, и на этом страна распалась на республики. Мы тогда первыми победителю подарили автомобиль. Лейла Месхи (будущий бронзовый призёр Олимпиады 1992 года в Барселоне — прим. ред.) получила «Жигули».

В Красноярске Наталия Камельзон в качестве тренера работает со многими мастерами спорта. Ее ученица Ирина Сухова позже станет многократной чемпионкой Украины, Александр Сиканов — многократным чемпионом России.

— Это были мои первые шаги в создании команды, которая работает в едином стиле. Я поняла — чтобы двигаться дальше и работать эффективно, у тебя должны единомышленники, на которых ты можешь положиться.

Лихие девяностые: из Майями — в Дом на набережной

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Когда наступили девяностые, у нас на руках были две спортсменки — Таня Панова и Ира Сухова. Нашли им спонсора, который жил в Америке и имел бизнес. Все бросили и поехали с ними. Работали там в большой и известной частной школе, при которой был невероятный теннисный стадион — 25 кортов.

«Американский опыт», вспоминает Наталия, был сложным и интересным. Другая страна, другие взаимоотношения, другой язык — все непросто. Нужно было ходить в вечерне-ночную школу и учить язык, чтобы вести занятия, а днем тренировать спортсменок. Но адаптировались, получили рабочую визу.

Сразу после аспирантуры Наталию Камельзон (в девичестве — Рожкова) назначили директором одной лучших теннисных школ СССР — в Донецке. Научный и практический опыт, полученный в студенчестве, позволил ей полностью оправдать ожидания руководства. Потом были Адлер, Красноярск, Майями — вместе с мужем Владимиром Камельзоном ей не раз приходилось создавать теннисные центры с нуля. Самый яркий пример — детская спортивная школа «Белокаменная». В 1994 году это был обшарпанный зал в «Доме на набережной», где полвека назад отрабатывал удар по мячу Берия, а под руководством героини нашего интервью он превратился в один из лучших центров Европы.

Наука и практика в ГЦОЛИФК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наталия Рожкова с детства занималась теннисом в Донецке, на одной из лучших спортивных баз СССР, где впервые в истории нашей страны стали проводить командный чемпионат мира по теннису — Кубок Дэвиса. Спортшколу возглавлял будущий муж Наталии Владимир Камельзон — заслуженный тренер Украины и России и очень авторитетная в теннисном мире личность. Именно тогда и была предопределена профессия нашей героини.

— О выборе специальности даже не задумывалась — конечно, останусь в спорте и буду тренером. А куда идти, если не в Институт физкультурыЯ хотела стать хорошим тренером и знала, что вуз дает прекрасное образование.

ГЦОЛИФК дал куда больше, чем она предполагала — здесь она не только смогла совершенствоваться как тренер, но и получила многие другие знания и навыки. Наталия участвовала в НСО (Научном студенческом обществе) и параллельно работала в комплексной научной группе при национальной сборной по теннису.

— Я была активным студентом, во всем участвовала и получила организационные навыки, которые мне пригодились. Имела возможность наблюдать за настоящими спортсменами — как они тренируются, как работают — и быть причастной к этому.

Ведущим курса был Александр Шокин. Наталии он запомнился как очень добрый, чуткий и внимательный человек. А научным руководителем — Татьяна Иванова, которая много лет была заведующей кафедрой теории и методики тенниса. С ней завязалась дружба на всю жизнь.

Из аспирантуры – сразу в бой

Закончив обучение, Наталия вернулась в Донецк, где сразу оказалась «на передовой» — в той самой школе, где сама когда-то впервые взяла в руки ракетку. Владимир Камельзон уехал работать в Киев, и на место директора решили назначить Наталию.

— Руководители знали, что приехала из центрального института физкультуры, училась в аспирантуре, что я знаю жизнь школы. Решили, что я справлюсь. И именно институтский опыт в научной и практической сфере помог мне удержаться на этой работе как тренеру и организатору.

Донецк в том время был крупным промышленным и спортивным центром. На базе детской спортивной школы не раз проводился чемпионат СССР, где играли все будущие теннисные звезды — чемпион Универсиады 1973 года в одиночном и парном разряде и шестикратный чемпион СССР Теймураз Какулия, финалист Уимблдонского турнира 1973 года Александр Метревели и другие.

Семь лет Наталия возглавляла донецкую школу, совмещая административную работу с тренерской. Отвечать приходилось не только за результаты на кортах и очки в рейтинге, но и за хозяйство. Молодому специалисту удалось сохранить и школу, и спортивную команду, и тренерский коллектив. И продолжить традицию проведения соревнований на базе школы — именно она была директором последнего для сборной СССР Кубка Дэвиса.

За мужем — хоть на край света

Весь дальнейший жизненный и профессиональный путь Наталия идет рука об руку со своим спортивным наставником Владимиром Камельзоном, с которым познакомилась еще в восемь лет. Сначала он — ее учитель, потом еще и соратник, а в начале девяностых из поездки в Красноярск они вернутся уже супругами.

— Владимир Наумович —  мой учитель, муж, партнер по работе, моя стена и защита. Сегодня он наблюдает за тем, что мы делаем, и может сказать: «Ребят, это лучше сделать по-другому». Но самое ценное — он не мешает работать, а только направляет. Да, от него иногда можно услышать достаточно резкую критику. Но начинаешь анализировать его слова — в них всегда есть доля правды. Он как метроном нашей сегодняшней теннисной жизни.

После чернобыльских событий 1986 года Владимир Камельзон переезжает со своей спортивной школой в Адлер. И зовет с собой Наталию.

— Он сказал — бросай Донецк, поехали в Адлер. После долгих уговоров меня отпустили, и мы оказались практически на голом месте. Начали приводить в порядок стадион, создавать школу, проводить соревнования. Сейчас есть популярный международный турнир первой категории Кубок Озерова. А первый стартовал именно там — в Адлере, на открытых кортах.

В начале 90-х, на закате СССР Владимир Камельзон получил приглашение от Красноярского алюминиевого завода — представилась уникальная на тот момент возможность построить пять кортов под одной крышей.

— Я сказала: «Вы сошли с ума»! А через месяц мы уехали в Красноярск… Строили корты, создавали школу. Там, кстати, прошел последний чемпионат СССР по теннису, и на этом страна распалась на республики. Мы тогда первыми победителю подарили автомобиль. Лейла Месхи (будущий бронзовый призёр Олимпиады 1992 года в Барселоне — прим. ред.) получила «Жигули».

В Красноярске Наталия Камельзон в качестве тренера работает со многими мастерами спорта. Ее ученица Ирина Сухова позже станет многократной чемпионкой Украины, Александр Сиканов — многократным чемпионом России.

— Это были мои первые шаги в создании команды, которая работает в едином стиле. Я поняла — чтобы двигаться дальше и работать эффективно, у тебя должны единомышленники, на которых ты можешь положиться.

Лихие девяностые: из Майями — в Дом на набережной

— Когда наступили девяностые, у нас на руках были две спортсменки — Таня Панова и Ира Сухова. Нашли им спонсора, который жил в Америке и имел бизнес. Все бросили и поехали с ними. Работали там в большой и известной частной школе, при которой был невероятный теннисный стадион — 25 кортов.

«Американский опыт», вспоминает Наталия, был сложным и интересным. Другая страна, другие взаимоотношения, другой язык — все непросто. Нужно было ходить в вечерне-ночную школу и учить язык, чтобы вести занятия, а днем тренировать спортсменок. Но адаптировались, получили рабочую визу.

И все же решили вернуться. А в Москве снова предстояло «поднимать спортивную целину».

— В 1994 году здесь, в центре столицы, в Доме на набережной, прекратила свое существование теннисная школа, мы ее подобрали: облезлый зал и сумасшедшие деньги за аренду. Ходили по школам, набирали детей. Построили стадион и начали проводить соревнования.

В результате школа стала заметной — соревнования и база стали привлекать спортсменов и родителей. И партнеров, ведь без спонсорской помощи проводить турниры на высоком уровне было невозможно. Спонсоры, в свою очередь, тоже начинали увлекаться теннисом…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Встав на ноги, привели в порядок помещение и начали приглашать спортсменов. В зале с видом на Кремль тренировались чемпионка Европы в возрастной категории до 14 лет и чемпионка России Евгения Линецкая, бывшая первая ракетка мира в юниорском рейтинге и чемпионка трёх турниров WTA Дарья Гаврилова и многие другие.

Первая женщина-организатор мужского турнира ATP 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Еще одно важнейшее направление деятельности заслуженного тренера России и первого вице-президента Федерации тенниса Москвы Наталии Камельзон — организация соревнований. Она участвует в проведении четырех из восьми главных теннисных турниров в нашей стране — является директором чемпионата Москвы ITF Moscow Open, турниров ITF Neva Cup и WTA St.Peterburg Ladies Trophy и исполнительным директором турнира ATP St. Peterburg Open. Кроме того, в школе прводят и «собственные» соревнования — например, Kamelzon Junior Open.

— Я всегда понимала: чтобы поднять спортсмена, у него должна быть соревновательная практика. И, получив стадион, начала эту деятельность активно развивать. Не только для Москвы, но и для страны. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 2015 году Наталия Камельзон стала первой женщиной-организатором международного мужского профессионального турнира. Да не простого, а юбилейного — ей достался 20-й турнир ATP St. Petersburg Open. Причем Открытый чемпионат Санкт-Петербурга, как и WTA St.Peterburg Ladies Trophy 2018 года, в итоге был признан лучшим в мире — уровень проведения и комфортности определяли сами игроки.

— Работать над турниром ATP  было очень трудно и волнительно, пришлось многие вещи познавать с нуля. Например, заключение контракта с международным агентством по трансляции, ведь турнир одновременно транслируется на 124 страны. Для меня это новая сфера. Пришлось во все вникать, чтобы не сделать ошибку.

Главный успех всегда впереди

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 2008 году на конкурсе в  честь столетия Федерации тенниса России «Белокаменную» признали лучшей детско-юношеской школой России. Всеобщее признание, «звездные» ученики, высокая оценка турниров — это ли не успех?  Но оглядываться назад и любоваться своими профессиональными победами Наталия не любит. Успех для нее — это непрерывное движение.

— Я бы не назвала достигнутые позиции своими достижениями, я стараюсь всегда идти вперед. И мне моя работа дает шанс все время делать что-то новое. Сделали какой-то заметный шаг — не оглядываемся, двигаемся дальше. Очень рада, что у меня достаточно молодая команда, все смелые, со своим собственным мнением. Я очень много интересного черпаю в том, что они предлагают.

 

Студентам РГУФКСМиТ Наталия Камельзон советует, во-первых, не лениться, во-вторых, не относиться свысока к тому, что им преподают. И главное, решить для себя, зачем они пришли в спортивный вуз и любят ли свою профессию.

— Если это просто для корочки, тогда, наверное, это не ваше. Тренерская профессия непростая, она требует любви к тому, что ты делаешь.

ИСТОЧНИК: РГУФК ПРЕСС-ЦЕНТР

Последние новости Все новости

Титульный
спонсор

Официальные партнеры

Генеральные информационные
партнеры

Партнеры

TV эфир Радио