Маркос Багдатис: «Мне грех жаловаться на мою карьеру!»

-Как вы ощущали себя в первом матче основной сетки, который вы сыграли против аргентинца Орасио Себальоса? Как вам корт и обстановка? 
- Сегодня все было великолепно: обстановка, покрытие, освещение, публика, атмосфера. У меня был хороший матч. Орасио тоже сыграл отлично. Но я лучше подавал сегодня по сравнению с ним и, таким образом, зарабатывал больше «бесплатных очков», именно это и повлияло на результат матча.

- В девятом гейме второго сета вы проверили решение судьи в итоге выяснилось, что мяч чуть задел линию. Но Орасио не соглашался с этим и соответственно долго смотрел на место падения мяча. Как вы считаете, можно увидеть какой-то след на линии этого корта? Обычно такое возможно только на грунте.
- На самом деле в некоторых закрытых помещениях на харде иногда можно увидеть след, все зависит от покрытия. Я сам не видел, но проверка показала, что мяч попал в корт. Конечно, это было неприятно для Орасио. Иногда такие решения при видео-повторах системы Hawk Eye бывают в мою пользу, иногда - в пользу соперника 

- Вы пропустили в этом сезоне несколько турниров, как вы себя ощущаете сейчас? Избавились ли от травм?
- Я травмировался в январе на Australian Open, у меня были проблемы с ногой, и я пропустил все турниры вплоть до грунтового сезона; мне было очень трудно возвращаться, практически до турнира в Анталье. До Уимблдона не выигрывал ни одного матча, подрастерял уверенность и не слишком хороший сезон провел на траве. Потом на харде немного выправил ситуацию. После провел очень плохой US Open, но потихоньку вкатывался в сезон, обретал форму. В сугубо теннисном плане я сейчас хорошо играю, задача только в том, чтобы бы набрать соревновательную форму и правильно разыгрывать мячи. 

- Как на вашу карьеру влияли травмы?
- Мне для моего тенниса нужно много энергии, чтобы хорошо работали ноги, чтобы я физически был всегда готов и на высоте, потому что в моем техническом арсенале нет какого-то особого опасного оружия, Так что физически я всегда должен быть готов на 100%. В целом на протяжении своей карьеры мне было трудно, а с другой стороны я должен быть благодарен за свою карьеру, мне грех жаловаться. Сейчас мне 32 года, и я замечаю, что я все еще играю и все больше люблю теннис. Я очень рад этому - тому, что я могу играть каждую неделю; рад, что нахожусь здесь.

Пресс-центр

 

Подпишись, чтобы читать другие материалы!